edelveis
Активность:
23 апр 2018 в 05:29
Регистрация:
19 апр 2017
Сообщения:
25
Симпатии:
28
Пол:
Мужской
День рождения:
Декабрь 30

Поделиться этой страницей

edelveis

Сталкер, Мужской

Апрельской ночью эхом разорвалась, Взметнулся чёрный купол до небес, Трагедия людская разыгралась, Авария Чернобыльской АЭС. 21 апр 2018 в 23:20

Последняя активность edelveis:
23 апр 2018 в 05:29
    1. edelveis
      edelveis
      Апрельской ночью эхом разорвалась, Взметнулся чёрный купол до небес, Трагедия людская разыгралась, Авария Чернобыльской АЭС.
    2. edelveis
      edelveis
      Спать по ночам стараюсь поменьше.А то на работе уснуть немогу
    3. edelveis
      edelveis
      "Жизнь слишком коротка, чтобы лгать близким и слушать их ложь". Александр Тихонов “Синдром героя”
  • Загрузка...
  • Загрузка...
  • О себе

    Пол:
    Мужской
    День рождения:
    Декабрь 30
    Так вот и рождались сталкеры. Из парней и девушек, пришедших в Зону, чтобы решить материальные и психологические проблемы, найти убежище или развеяться, выжить или просто провести какое-то время, испытывая острые ощущения. Ты впервые держишь оружие в руке, с удивлением чувствуя его реальную тяжесть, вдыхая его непривычный запах, познавая цвет масляных и пороховых пятен на коже и щемящий зуд предвкушения, возникающий под кожей. Смотришь в недоверчивые глаза торговца, ловишь настороженные взгляды конкурирующих бродяг, слушаешь неуверенные пожелания тех, кто тоже собрался уходить в рейд, и усталые, чуть насмешливые реплики тех, кто уже вернулся.

    Затем ты забрасываешь за спину рюкзак, все еще сетуя на то, что лекарства и патроны стоят так дорого. В последний раз призадумываешься, не взять ли напарника, но не решаешься доверить чужому человеку свою спину. И ты идешь в дорогу, дальнюю настолько, насколько далеко простираются твои амбиции. Ты начинаешь жалеть о своем решении после первой же царапины, ножевого пореза, потрепавшей тебя аномалии — если оказался удачен настолько, чтобы выжить. И, катаясь по земле от приступа боли или паники, ты все же находишь в себе силы, чтобы самостоятельно сделать первую перевязку, проклиная отправившего тебя на смерть заказчика. Дрожащими пальцами со сломанными ногтями подбираешь с земли рассыпанные патроны, аккуратно складывая их в отдельный мешочек. Срываешь с пояса гранату и выдергиваешь чеку с единственной мыслью — что одним броском ты урезал свой бюджет на стоимость одной гранаты. Тратишь потом и кровью заработанный артефакт на собственное спасение. А в душе лишь безмолвный вопль и самые светлые воспоминания о доме и первой любви.

    Затем, приползя в бар, ты снова слушаешь те же разговоры, анекдоты, игру на гитаре. Пьешь водку, закуриваешь сигарету. Смотришь на первые деньги, заработанные в Зоне. И до тебя начинает доходить, что торговцам было бы гораздо выгоднее бесплатно засыпать тебя лекарствами по самую шею и оттягивать твои карманы патронами — но почему-то они этого не делают. И тебя вдруг осеняет прозрение… Ты понимаешь, что они спасли тебе жизнь. Именно тем, что не упаковали в герметичный бронебойный костюм и не вручили новейший ствол.

    Потому что этим от Зоны не спасешься. Ведь спасает не костюм, не ствол и не отсутствие потенциально опасного напарника. На самом деле спасает лишь неистовое желание жить, которое рождается, когда ты валяешься в грязи с порванным рюкзаком, из которого выглядывают полторы аптечки, и с заедающим обрезом в окровавленных руках, когда на два ствола есть лишь три патрона. Понимаешь, что никакой шлем из авиационных материалов с пуленепробиваемым стеклом не защитит тебя так, как защищают пот и кровь, стекающие на глаза.

    И в тебе — выжившем и вернувшемся в бар, чтобы по праву закурить сигарету и хлопнуть сто грамм заработанной водки, — в тебе нарастает неведомое ранее ощущение тепла и уюта, сопровождаемое восторгом. Ты понимаешь, что это ощущение больше никуда не исчезнет и никакие кошмары Зоны не смогут его отобрать у тебя. И ты снова отправляешься в ходку, но уже в компании малознакомого человека, который боится тебя не меньше, чем ты его. И, вернувшись в Бар, вы уже оба смеетесь, выпиваете и курите, обсуждая яркие моменты рейда и радуясь тому, что их вообще есть с кем обсудить.

    Вы вернулись живыми.

    Чуть позже ты, конечно же, наконец-то заработаешь на более дорогое оборудование и оружие. Но тогда ты уже не вспоминаешь о том, с какой тоской в первый день смотрел на недоступные тебе новенькие винтовки, детекторы и комбинезоны. Ты не просто в состоянии приобрести все это сейчас — ты понимаешь, что заслужил эти вещи по праву, уже достоин пользоваться предметами, цель которых — спасти жизнь их владельцу. Теперь ты с чистой совестью принимаешь их, осознавая, что они лишь могут помочь тебе в выполнении работы. Но никогда не сделают ее за тебя. Ты отправляешься на более сложные задания, учишься терпеть боль, зарабатываешь репутацию, раскачиваешь маятник кармы в нужную сторону. И со временем все больше и больше понимаешь этот загадочный смех ветеранов.

    И в один прекрасный день ты понимаешь, что превратился в сталкера. Ты не можешь объяснить разницу, но ты ее понимаешь так отчетливо, словно это единственная истина в мире, которую имеет смысл понимать. Это уже не вызывает в тебе такого восторга, как в первые твои дни в Зоне, когда ты не мог отличить настоящего сталкера от любого из тех парней и девушек, которые сами себя так называют.

    Ты уже сталкер. И принял это превращение как должное, без лишних эмоций. Ветераны смотрят на тебя иначе, и ты отвечаешь им тем же, замечая в их глазах то же выражение, которое отражало твои чувства, когда ты сам смотрел на них. Твои губы привыкают к новой, незнакомой улыбке, более красноречивой, чем все слова мира.

    Тогда ты выходишь из Бара наружу и долго смотришь в небо, стараясь найти ответ на простенький вопрос: готов ли ты бросить вызов той, которая тебя воспитала?

    Готов ли сразиться с Зоной?

    И ты находишь короткий, простой ответ.

    И тогда понимаешь о себе главное: я — сталкер.

    И начинаешь готовиться к по-настоящему долгому путешествию…

    Сергей Недоруб “Тайна Полтергейста”

    Подпись

    никто не уйдёт...обиженным